Главное меню
КАВКАЗСКИЕ ЛОШАДИ
  • Категория:
  • Рейтинг:
    3.2/9

СТРУКТУРА КАБАРДИНСКОЙ ПОРОДЫ ЛОШАДЕЙ

Кабардинская порода лошадей, вместе с помесями, представляющая в настоящее время (к концу 20 века) поголовье свыше 40 тысяч животных и имеющая большой ареал распространения в разных хозяйственных и экологических условиях предгорий и гор Северного Кавказа, характеризуется значительным многообразием внутрипородных групп и сложностью структуры.

Поход на лошадях в горы. Конные восхождения в горы Кавказа.

Горцы Северного Кавказа с давних пор различали среди своих лошадей различные типы, выделяя их как породы «хуаре», «Шагди» и др. из простых лошадей «алаше».

В предисловии к "Сборнику материалов для описания местностей и племен Кавказа», том 25, Тифлис, 1898 г. Л. Г. Лопатинский писал: «Удача или неудача набега зависит от качества лошади - от ее породы, герой иногда погибает, сидя на коне простой породы, так называемой алаше. Поэтому черкес так старательно различает породы лошадей: белых, рыжих, кудашевских, коней хуаре, трамовских, дандуровских, лоовских, куралеевских, осановских, шолоховских, бекановских».

В дореволюционное время наиболее известными были лошади заводов:

- в Черкессии: Трама, Лоова;

- в Кабарде: Шолох, Атажукина, Абезыванова, Наурузова, Джераштиева, Абукова;

Лошади табунов Трама и Лоова  пользовались громкой славой еще в XVIII столетии. Гюльденштедт /1787/, Паллас /1793/, Беннигсен /1794/, Дубенский /1896/.

Лошади Лоова, по свидетельству современников, были некрасивы, но выносливы и смелы (ссылка на Газету «Кавказ» № 43 за 1853 г.)

Лошади завода Шолох с. Коголкино, , по преданиям, происходившие от кабардинских маток и арабского жеребца, были среднего роста, крепкого довольно густого, широкого склада с недлинной шеей и легкой сухой головой с прямым профилем.

Лошади Атажукина с. Заюково, , часто бывали серой масти и обладали прекрасной спиной, были хорошо связаны и имели крепкие конечности.

Лошади Абезыванова с. Верхний Куркужин, были явно улучшенные. Абезыванов имел чистокровных английских жеребцов и придерживался конюшенного воспитания. /Христианович, 1926/.

Лошади Наурузова с. Кызбурун II ,  преимущественно караковой или темно-гнедой масти, имели длинную горбоносую голову, не особенно большие, но подвижные уши, толстую шею, массивный корпус, с глубокой и широкой грудью при округлом ребре и широком не особенно свислом крупе. Холка у них была средне-развитая, плечо косое, ноги сухие и тонкие.

Лошади Джераштиева с. Хасаут, в противоположность лошадям Шолох и Наурузова, были легкого сухого верхового склада, с несколько угловатыми формами. Они имели довольно большую, длинную /особенно в лицевой части/, узкую, глубокую и горбоносую голову, с характерным прямоватым пристановом к шее. Глаза их были живые, уши большие и подвижные, шея тонкая, иногда оленья, холка высокая, спина прямая, но несколько растянутая, подвздох короткий, круп свислый, грудь не широкая, но глубокая с длинным, несколько плосковатым ребром, конечности длинные, сухие с хорошо отбитыми сухожилиями. Грива и хвост довольно густые, волос тонкий. Масть светло-гнедая, реже темно-гнедая, без отметин. Джераштиевские лошади до последнего времени составляли лучший тип кабардинской лошади, выделенной по утверждению некоторых коневодов с прилитием английской или арабской крови.

Абуковские лошади с. Залукокоаже, пользовались в Кабарде репутацией лучших скакунов.

Табуны и конные заводы князей и помещиков были разрушены во время гражданской войны. Вместе с ними исчезли и вышеотмеченные «породы» горских лошадей. Однако, часть лошадей из табунов горских коннозаводчиков, различающихся по таврам, уцелела и была использована вначале в мелких частновладельческих косяках, а затем в колхозах и конных заводах. 


Отродия или хозяйственно-экологические типы

Крупные аборигенные породы в практической работе с ними вполне достаточно подразделять на отродия, породные группы или внутрипородные типы. В кабардинской породе лошадей, кроме кабардинского и карачаевского внутрипородных типов, выделились и другие породные группы, складывавшиеся в разных условиях у разных народов Северного Кавказа. Однако в настоящее время их выделение не диктуется производственной необходимостью и состоянием конского поголовья.

В настоящее время кабардинский и карачаевский внутрипородные типы лошадей, в результате их смешения в колхозах и конных заводах, значительно сблизились.


Генеалогическая структура породы

В результате племенной работы с лошадьми кабардинской породы при чистопородном их разведении в конных заводах и колхозах сложились мужские линии:

- В Кабарде: Атласа, Зураба, Эрокко, Марема, Учинари и др.

- В Карачае: Борея, Даусуза, Тугана, Шамана, Аргамака и др.

- В Черкесии: Копчика, Орлика, Кариоля и др.


Приспособительные качества

Условия круглогодового табунного содержания в разных вертикальных зонах часто с недостаточной кормообеспеченностью, горный рельеф и климат с пониженным содержание кислорода в воздухе, с повышенной влажностью, при частых дождях и туманах, с резкими суточными колебаниями температуры (при заморозках летом) на горных пастбищах создают серьезные требования к организму лошадей в отношении конституциональной крепости, неприхотливости и выносливости.

Это выработало у лошадей кабардинской породы ряд приспособительных качеств, из которых прежде всего надо указать на хорошее использование корма, отличную нажировку на летних пастбищах, обильное отрастание покровного волоса зимой, своевременную линьку весною и крепкое здоровье с устойчивостью против заболеваний, с продолжительным племенным и рабочим использованием.

Лошади кабардинской породы, в течение многих поколений разводившиеся табунным способом, приспособлены к поеданию большого количества грубого корма и травы. Многие из них, всю жизнь находясь в табунах, никогда не получали концентрированных кормов...

Способность довольствоваться подножным и грубым кормом является ценным приспособительным свойством горных лошадей.


РАБОЧИЕ КАЧЕСТВА ГОРСКИХ ЛОШАДЕЙ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА

В интересной монографии «О крымских лошадях», изданной в Петербурге в 1857 году, неизвестный автор, пишет: «горская лошадь в особенности кажется мне достопримечательностью на нашей земле, не только по способности ее к трудам, сносливости, легкости и ловкости, но такие по редким нравственным ее качествам» - понятливости, воздержанности (на корм) и проч…. «У ней развит инстинкт понимания и чувство осязания». «Ее добронравие, понятливость, спокойствие превосходят всякое сравнение. Кроме того, лошадь деятельно подвижна (сангвинического темперамента, смешанного с холерическим)».

Горские лошади Северного Кавказа имеют живой темперамент, добронравны и весьма отдатливы в работе.

Бесстрашные кони – Альп, «быстрые, как ветер и пылкие, как огонь» в народном эпосе фигурируют как всепонимающие, умные, добронравные и всегда преданные своему хозяину.

«Никакая кровная лошадь не бывает злонравна». «Только негодный жеребец любит кусаться», утверждают адыгейские и арабские пословицы.

Особенно спокойный темперамент имеют лошади высокогорных районов Северного Кавказа. При фотографировании они проявляют даже вялость и не ставят уши как это желательно фотографу, не смотря на все его усилия. Везде эти лошади требуют посыла.

Горские лошади отличаются тонким слухом, обонянием, зрением, и развитым осязанием копытами и вниманием к окружающему, благодаря чему они весьма чутки, осторожны и расчетливы в движениях.

Горские лошади «очень осторожны, так что в состоянии пробраться по таким горным тропам, которые совершенно недоступны для других лошадей. При этом настолько чутки, что в самую темную ночь не сбиваются с дороги, если только седок предоставляет им полную свободу» писали Симонов и Мердер (1895 г.).

«Спрос на доброезжего кабардинца велик и поныне. Приятная езда, ум, цепкость и крепость ног, выносливость и невзыскательность в корме, добрый нрав, не могут не привлекать к этой лошади» указывал Г. Я. Политковский (1895 г.)

«Кабардинка обладает уравновешенным темпераментом, она смела и доверчива, отличительное же достоинство – верный уверенный ход. Она спокойна и не утомляет своим аллюром» отмечал А. Ф. Грушецкий (1911 Г.)

Основной аллюр горской лошади – шаг, короток, низок, но спор и эластичен. Скорость шага: 6-7 километров в час.

Ещё академик Миддендорф А.Ф. (1855 г, 1857 г.) писал, что «страна неровная, гористая, лишенная прямых дорог, побуждает непременно животное к маленьким, ено часто повторяемым шагам и скачкам». «Короткие, быстрые, ловкие движения вспомоществуют, более сжатому и плотному образованию членов, которое опять со своей стороны облегчает такого рода движения».

Передвижение на лошадях в горах по крутым каменистым дорогам возможно только верхом и только шагом. Поэтому горцы предпочитают вырабатывать у своих верховых лошадей особый ускоренный и покойный для всадников аллюр, при котором лошадь переставляет ноги, то по диагонали, то односторонние (полиноходь, ходу, проходку, проезд, переступь, тлях лэуиж, джюрюш). При этом аллюре лошади могут делать до 10 км. в час.

Иноходь среди горских лошадей Северного Кавказа ценится высоко, но встречается редко.

В виду того, что «хода», «тропота» и «иноходь» неблагоприятно отражались на других аллюрах лошадей на Кавказе, вопреки местным склонностям одно время даже предлагали не допускать иноходцев на выставки и испытания (Талызин, 1871 г.)

Рысь у лошадей кабардинской породы свободная и эластичная, развита лучше, чем у донской и многих других пород. Однако, помеси рысистых пород в Дагестане по Зубаирову (1959 г.) при ускоренной рыси имели замедленный шаг.

В обычных хозяйственных условиях галопом на Серенном Кавказе пользуются редко и он у горской лошади мало удовлетворителен. Галоп горских лошадей с коротким махом часто бывает недостаточно настилен. Однако, лошади кабардинской породы с успехом используются на галопе в качестве поддужных и пристяжных.

В дореволюционное время кабардинские лошади специально приобретались в Хреновской государственный завод в качестве поддужных.

По мнению многих специалистов лошадям кабардинской породы свойственны прекрасные движения.

Особое достоинство лошадей кабардинской породы составляет их легкость и поворотливость «совковость». Это достоинство, особенно хорошо проявлялось ими в конной охоте с борзыми за зайцами, лисами и волками.

Конный туризм - активный отдых в горах Кавказа.От охотничьей лошади требуется сила, энергия и резвость. Однако чистокровные верховые лошади даже в Англии не удовлетворяют требованиям охоты. «Недостаток этих лошадей, как охотничьих, по-моему мнению», писал Ф.А. Свечин (1880 г.) «состоит в том, что они в силу постановки шеи и всего склада недостаточно поворотливы, нередко грубы во рту и потому недостаточно поводливы. Выражается это в том, что во время травли, например, они проносят при угонах зверя и поворачивать их можно только более тупым углом, при чем некоторые из них, не сдавая корпуса, перекашивают только рот. По-моему личному вкусу, лучшая охотничья лошадь – лошадь кабардинская. По своей ловкости, гибкости, поворотливости, крепконогости, при достаточной силе и резвости, по своей способности идти ходой, понятливости и способности приучаться к охоте, даже принимать в ней сознательное участие, кабардинская лошадь, не оставляет желать ничего лучшего».

«Порода кабардинская считается наиболее удовлетворяющей требованиям псовой охоты» - писал А.Ф. Корф (1893 г.)

«Кабардинская лошадь – фаворит всех охотников», отмечал Г.Я. Политковский (1895 г.) .

Благодаря своей легкости и поворотливости кабардинская лошадь в качестве охотничьей использовалась во многих помещичьих хозяйствах (даже в Тульской губернии).

Кабардинская лошадь неоднократно премировалась на Всероссийских выставках охотничьих лошадей. Так, если на первой Всероссийской выставке охотничьих лошадей в 1874 году из 9 премированных лошадей была одна кабардинская, то уже на второй выставке в 1876 году из 6 премированных было 3 кабардинских и 1 черкесская.

Легкость, поворотливость кабардинских лошадей выработалась при использовании из в предгорьях и горах. Известную роль при этом оказали и народные конные игры, состязания и скачки горцев.

Джигитовка со стремительным спуском с утесов и крутых берегов рек, с резкими остановками на всем скаку перед обрывом или стеной, со стрельбой в движущиеся мишени из лука или ружья над ухом лошади, с поднятием с земли на всем скаку папахи, кисета или монеты, конная борьба составляет любимое развлечение горцев.

Среди горцев весьма популярной была игра «Пеший-Конный» («Шуратлес»), когда один всадник состязался с большим количеством пеших людей вооруженных палками, в круг которых он должен был прорваться. Этой игрой по легендам развлекались даже нарты.

В день свадьбы в старом кабардинском обществе играли в конную игру «Диора». Собравшаяся в дом жениха аульная молодежь вооружалась длинными жердями и занимала посты почти недоступные для верховых. Всадники наступали на пеших, ударяя их плетьми. В свою очередь пешие били верховых жердями, стремясь выбить их из седла. Во время боя всадники прыгали через плетни, заборы, ограды и в конце концов кому-нибудь из них удавалось ворваться в саклю и получить предусмотренный обычаем приз.

Не менее распространенной среди кабардинской молодежи была свадебная игра в «шапки». В этой игре верховые, провожавшие невесту в дом жениха, схватывали шапки друг у друга и пытались с ними ускакать. Если похитителя удавалось догнать у него шапку отнимали, если нет владелец лишался шапки. Скачущие всадники подбрасывали шапки вверх, в них стреляли из ружей и пистолетов.

Кроме поворотливости, весьма ценными рабочими качествами лошадей кабардинской породы является их неприхотливость, нетребовательность к корму и выносливость. «Чтоб немногим сыт бывал и копыт чтоб не обивал» таковы желательные качества коня в народном творчестве кабардинцев. «Лошадь не бывшая в лишении, продолжительного пути не переносит». «Приуроченная к усталости лошадь приносит счастье», говорят адыгейские пословицы.

В способности горской лошади к длительным переходам на одном подножном корму мне приходилось неоднократно убеждаться лично. Во время разъездов верхом в весьма трудных горных условиях Балкарии и Карачая по несколько сот километров за короткий срок, по 60-70 километров в день, я никогда не замечал, чтобы это сильно отражалось на горских лошадях. После отдыха ночью на подножном корму эти лошади уже утром имели бодрый вид и были готовы к дальнейшему пути.

К переходам в горах под вьюком особенно приспособлены высокогорные лошади, имеющие очень крепкие копыта. Лошади, выращенные в предгорьях, при длительных переходах по горным каменистым дорогам требуют ковки и начинают хромать раньше, чем высокогорные. Лошади равнины обнаруживают меньшую способность к крутым подъемам в гору, сильно потеют и задыхаются. Горный рельеф развивает мускулатуру лошадей, вырабатывает у них способность не терять равновесия на горных трактах и развивает дыхание, в связи с чем они и менее утомляются.

О выносливости и хороших верховых качествах кабардинских лошадей много свидетельств в литературе.

В газете «Кавказ» № 43 за 1853 год описывается поездка из Моздока в Тифлис ветврача Берейторской школы Керетинга, который сидя верхом на кабардинской лошади, «не чувствовал дороги».

В журнале Коннозавоства за 1881 год рассказывается случай как адыгейский коннозаводчик Куденетов из аула Ходзь верхом на кабардинской лошади доставил больному кувшин кваса из черкесского аула на Малом Зеленчуке, сделав в оба конца не менее 200 верст в такой короткий срок, что поразил всех односельчан.

М.Киреев (1950 г.) в рассказе «Всадники поднимаются в гору» образно писал: «Кабардинская лошадь – в горах лань, на равнине заяц, по силе медведь, по выносливости – бык».

Все эти рассказы в настоящее время могут служить только некоторой иллюстрацией к объективной характеристике рабочих качеств лошади кабардинской породы, которую мы даем ниже.

Горская лошадь свои рабочие качества проявляла полностью только будучи соответственно выезженной и подготовленной. Особенно хорошо готовили к походам и скачкам своих лошадей кабардинцы и черкесы. При ежедневных проездках они давали лошадям мало сена и вдвое больше ячменя и проса. В результате этого их лошади «при длинном стане и запрокинутой шее» делались «сухопарыми», «тонкими, жилистыми и способными к перенесению трудов». (К.Ф. Сталь, 1900 г.)

Хорошо выдержанный конь черкеса «был отлично выезжен и повиновался уздечке в совершенстве. Он не боялся ни огня, ни воды. Черкесские наездники шпор не употребляли, но погоняли лошадь тонкой плетью, с привязанным на конце ее плоским концом кожи, для того чтобы при ударе не причинять лошади боль, а только понукать ее хлопками плетки. Без треноги ни один черкес не выезжал из дому. Седло черкеса было легко и покойно, не портило лошадь и тогда, когда по целым неделям оставалось на ее спине» (Дубровин, 1871 г.).

Кабардинское или черкесское седло, а также оголовье лошади были доведены до высокой степени легкости и совершенства. Они украшались костью и серебром.

Терские и кубанские казаки, выменивая и закупая у горцев лошадей и седельные арчаки, воспевали их в своих песнях (Броневский 1823 г., Попко 1880, Кумыков 1962 г).


Выдержки из труда
А. С. Красникова
"История формирования и преобразования горных пород лошадей Северного Кавказа"


Никто не решился оставить свой комментарий.
Будь-те первым, поделитесь мнением с остальными.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]